<< Главная страница

Евгений Степанович Коковин. Гостья из Заполярья




(Сборник "Гостья из Заполярья")

Детская литература
Москва
1980


Три дня и три ночи плыл пароход но Северному Ледовитому океану. Уже целую неделю погода стояла тихая, безветренная, и все-таки в океане катились широкие, отлогие волны. Они были удивительно гладкие, эти волны, и моряки называли их мертвой зыбью.
Пароход "Ямал" был большой, но на безбрежном океанском просторе, где не увидишь даже самой узенькой полоски земли, пароход казался маленьким и совсем одиноким.
Впрочем, Лена заметила, что одиночество в океане совсем не беспокоит и не пугает команду парохода. Матросы беспрестанно поливали палубу водой из шлангов, наводили всюду чистоту, напевали знакомые Лене песни и, увидев ребят, всегда ласково улыбались им. Вероятно, морякам было особенно весело потому, что они плыли домой, в родной порт Архангельск.
Лена Вылко и раньше множество раз видела океан. Всю свою, правда еще небольшую, жизнь она прожила на Новой Земле. А ведь всем известно, что Новая Земля - это большой советский остров в Северном Ледовитом океане. Но на пароход Лена попала впервые.
Конечно, она не была в таком восторге от парохода, в каком были, например, Степа Рочев и Игорь Васильев. Но на то они и мальчики, чтобы, попав на пароход, с утра до вечера лазать но трапам, приставать с расспросами к команде и мечтать стать штурманами такого же великолепного парохода, каким был "Ямал".
Однако Лена тоже увидела на пароходе много занимательного и диковинного. Прежде всего ей понравилась чистота. Все на пароходе блестело и сверкало, словно приборкой здесь занимались десять самых аккуратных хозяек. Но никаких хозяек, конечно, на "Ямале" не было, а, как мы уже говорили, чистоту наводили матросы.
Лена любила стоять у борта и, крепко держась за поручни, долго смотреть вниз, на воду. Из-под носа парохода выбивалась пышная пена, и ее клочья стремительно проносились у самого борта к корме.
Нравилось девочке слушать, как в машинном отделении звонит телеграф. Это с капитанского мостика передают машинистам команды.
Но как ни хорошо было на пароходе, все же и Лене и другим ребятам хотелось скорее приехать в Архангельск. Многие из них еще никогда не бывали на Большой земле и не видели города. А ехали они в Архангельск на экскурсию.
Среди пятнадцати маленьких пассажиров "Ямала" были ненцы и русские. На Новой Земле они жили и учились, а их родители там работали: один были промышленниками - охотились за тюленями и песцами, другие были метеорологами - наблюдали за погодой, третьи учителями, четвертые электриками, пятые... Да мало ли в Арктике, на зимовках и в становищах, надо теперь людей!
На четвертые сутки пароход вошел в Северную Двину, и все пассажиры начали укладывать свои вещи. А ребята теперь никак не соглашались уходить с палубы. Всем им интересно было посмотреть на берега и узнать, как тут живут люди и что они делают.
Во-первых, деревья. На Новой Земле нет таких высоких, густо растущих берез, елок и сосен. Раньше Лена видела высокие деревья только на картинках и в книжках. Но ведь даже самую хорошую картинку не сравнишь с тем, что существует на самом деле.
Во-вторых, заводы. Трубы у заводов но крайней мере раз в пять выше, чем труба у парохода. Мария Васильевна, воспитательница, сказала, что на этих заводах пилят бревна на доски. И действительно, на берегах было много беленьких, уложенных в ровные штабеля досок. Когда Лена издали увидела штабеля, то подумала, что это и есть город.
Навстречу "Ямалу" но реке плыли другие пароходы. По сравнению с "Ямалом" они были совсем маленькие. Но, должно быть, силы у них было много. Пароходики тащили за собой огромные баржи или длинные плоты из бревен.
Однажды из-за поворота реки выскочил моторный катер. Он пронесся у самого борта "Ямала" с такой быстротой, что Лена даже не могла его как следует рассмотреть, а хорошо видела лишь бьющие из-под носа катера высокие струи воды, похожие на пушистые усы.
Домов на берегах Двины встречалось все больше и больше. А потом на высоком берегу показался бульвар. Из зелени деревьев тут и там выглядывали белые здания. Освещенные клонившимся к закату солнцем, дома казались ослепительно белыми, а деревья зелеными-презелеиыми. Чем ближе подходил пароход к городу, тем выше поднимались дома. Они словно вырастали на глазах. Уже можно было разглядеть людей, проходивших но берегу.
"Ямал" загудел, выбросив вверх длинную струю молочно-белого пара. Это капитан сигналом просил, чтобы на причале подготовились к встрече парохода.
Но на пристани, должно быть, уже давно поджидали прибытия парохода. Там собралось много встречающих.
С капитанского мостика послышался звонкий перебор телеграфа, словно палочкой провели по стаканам, стоящим рядышком на столе. И сразу же звенящим перебором отозвалось машинное отделение.
"Ямал" совсем замедлил ход и еще раз оглушительно загудел. Расстояние между пароходом и высоким причалом быстро уменьшалось. Стоящий на носу матрос бросил на причал круглый предмет, за которым с борта парохода потянулась тонкая длинная веревка.
На причале человек в синей куртке ловко подхватил веревку и потянул к себе, сноровисто перебирая ее руками. Веревка была привязана к тросу, который с шумом, подняв высоко брызги, бухнулся с парохода в реку. Такой же трос перебросили на берег и с кормы, и наконец пароход был привязан, или, как говорят моряки, пришвартован к причалу.
Ребятам не терпелось выскочить на берег, но воспитательница Мария Васильевна строго-настрого запретила им отходить от нее, а сама выходить не торопилась.
- Пусть все выйдут, сказала она. Нам спешить некуда.
Когда почти все пассажиры уже вышли и Мария Васильевна велела ребятам построиться в пары, к воспитательнице подошла девушка.
- Здравствуйте, сказала она весело. Здравствуйте, ребята! Как доехали? А я пришла вас встречать.
Все пошли за девушкой по трапу на берег, и самой последней сошла с парохода Мария Васильевна.
Для Лены и для всех других ребят тут было на что посмотреть.
Едва группа вышла из портовых ворот, как пришлось остановиться и переждать, пока пройдут автомашины.
Конечно, можно было бы пробежать между машинами, что и хотел сделать Степа, но Мария Васильевна предупредила ребят, а Степу взяла за руку.
Автомашины не были для Лены новостью. Она видела их на Новой Земле. Только здесь их было больше. Зато когда ребята вышли на главную улицу, Лена увидела необыкновенное. Маленький домик, переполненный людьми, двигался но улице.
- Какой смешной домик на колесах! - воскликнула она.
- Обыкновенный трамвай, - снисходительно заметил Игорь.
Мария Васильевна и девушка, которую звали Надежда Георгиевна, засмеялись.
Трамвай! Лена смущенно улыбнулась. Как же она могла позабыть? Конечно, это трамвай, о котором им рассказывали в школе и который она видела на картинке.
Лена впервые видела город. Поэтому трех- и четырехэтажные дома, часто снующие машины, трамваи и множество людей - все это было в диковинку и рассматривалось с любопытством.
Вечер был тихий и теплый. Было решено до туристской базы идти пешком, хотя мальчикам очень хотелось прокатиться в трамвае.
Тут всего две остановки, - сказала Надежда Георгиевна. Быстро дойдем. А покататься в трамвае еще успеем.
Туристская база помешалась в четырехэтажной школе. В большой комнате для гостей были приготовлены кровати и все прочее, чтобы можно было хорошо и удобно жить.
- Сегодня отдыхайте, а завтра пойдем смотреть город, - сказала Надежда Георгиевна.
Лена, конечно, как и остальные ребята, сравнила эту школу со своей школой-интернатом на Новой Земле. Там школа тоже была большая, хорошая, светлая. Однако сравнивать было трудно - четырехэтажное кирпичное здание в Архангельске и одноэтажный, хотя и просторный, дом на острове.
Сколько же учится в этой школе ребят! Но сейчас были каникулы, и школа пустовала. Лена еще больше удивилась, когда узнала, что в городе таких школ не одна, а очень много.
Хотя ребята ничего на пароходе не делали, а лишь гуляли по палубе и рассматривали разнообразную судовую утварь, путешествие их утомило. Они с аппетитом поужинали и легли в кровати. Только Степа никак не хотел укладываться спать и долго стоял у окна.
- А смотрите, смотрите, голубая! - кричал он.- Вы такой еще не видели!
Это он рассматривал легковые автомашины. Степа даже начал подсчитывать их, но скоро сбился со счета, потому что некоторые машины как две капли воды были похожи одна на другую. А кто знает, может быть, одна машина уже пять раз прошла перед окнами. Попробуй тут подсчитай!
А Лена как легла, так ни о пароходе, ни о машинах, ни о Новой Земле не подумала, а моментально уснула и, кажется, даже не видела никаких снов.
Разбудил ее голос Степы. Вот какой беспокойный мальчишка! Позднее всех лег и раньше всех проснулся.
После завтрака ребята вышли на крыльцо школы. Было воскресенье, и потому улицы города в этот час оставались еще тихими, малолюдными.
Первым, кого увидели ребята на улице, был дворник. Он шел но асфальтовому тротуару и собирал в железный ящик мусор, сбитые ветром листья деревьев.
Потом, гремя колесиками но асфальту, промчался на самокате босоногий мальчик. Хотя Лена уже видела и самолеты, и автомашины, и трамваи, самокат показался ей очень искусным изобретением. Жаль, что мальчик не обратил на них никакого внимания и укатил, скрывшись за поворотом.
Из подъезда соседнего дома выскочила собачонка и подбежала к ребятам. До чего она была маленькая и смешная! Лена просто не поверила, что это собака. На Повой Земле она видела множество собак, но все они были большие, сильные, с густой пушистой шерстью. Там собаки бегали в упряжках, на санках перевозили людей и разный груз.
А такая собачонка, наверное, и с кошкой не справится.
Очевидно, ребята поправились собачонке. Она не отходила от них, а потом увязалась за ними в школу.
Днем ребята должны были пойти в Сад пионеров, а потом - в цирк или в кино. Надежда Георгиевна сказала, что нужно только подождать товарища Петрова из обкома комсомола.
А ждать уже надоело.
- Может быть, он заблудился, этот товарищ Петров? - сказал Степа. - Такой большой город, так много школ... Может быть, он попал не в ту школу...
Ребята ходили по длинным коридорам и заглядывали в классы.
Лене тоже наскучило ждать. Она поднялась по широкой лестнице на второй этаж. Но лестница вела еще выше. Лена поднялась на третий этаж, а лестница так и манила ее еще выше.
Но Лена не решилась подниматься выше, а открыла дверь и оказалась в таком же коридоре, какой был внизу. Она прошла несколько дверей - все они были закрыты...
Лена уже хотела повернуть обратно и потянула за ручку еще одну дверь. И дверь открылась.
Девочка заглянула в комнату и увидела много шкафов со стеклянными дверцами. А почему бы ей не зайти в комнату? Ведь она ничего не возьмет, а только посмотрит.
Осторожно прикрыв за собой дверь, Лена подошла к шкафу.
Стеклянная посуда - круглые бутылочки, продолговатые бутылочки, тарелочки и очень много трубочек. Во втором шкафу на полках за стеклом тоже лежали трубки и стояли бутылочки с причудливыми горлышками.
Но самым чудесным, что увидела Лена, были маленькие, совсем крошечные весы. Весы были точно такие же, как в магазине, но раз в пять меньше. У них были настоящие медные скалочки и между скалочками - вытянутые друг к другу утиные носики. Рядом с весами лежал небольшой ящик. Словно птенцы, выглядывали из гнезд ящика желтые головки гирек. Самая крайняя гирька была такой маленькой и забавной, что Лена долго не могла оторвать от нее глаз.
Вдруг Лена вспомнила, что ее, очевидно, ждут, а может быть, и разыскивают. Может быть, товарищ Петров уже давно пришел.
Она вышла из комнаты и поспешила к лестнице. Бегом девочка сбежала по ступенькам и оказалась у выхода. Но что это такое? Где же коридор? Где комната, в которой они ночевали?
Тут Лена поняла, что спустилась вниз по другой лестнице.
Подниматься снова на третий этаж Лена не захотела и вышла во двор. Ворота на улицу, как назло, оказались закрытыми. Но Лена заметила проход в соседний двор и направилась туда. Вскоре ей удалось выйти на улицу.
Громыхая и позвякивая, прошел трамвай - два вагона. Лена долго смотрела ему вслед. Улица была прямая и уходила далеко-далеко. Всюду из-за заборов выглядывали тополя и березы.
Опять появился мальчик на самокате. За ним с веселым лаем промчалась та самая собачонка, что пристала к ним утром.
Едва Лена сделала два шага, как собачонка снова вынырнула откуда-то сзади и бросилась на трамвайный путь. А между тем вдали показался вагон. С ума она сошла, что ли, глупая пустолайка!
- Уходи! - закричала Лена в ужасе. - Дурочка, уходи!
Но собачонка спокойно принялась обнюхивать рельсы, словно и не подозревая о надвигающейся опасности. Лена шагнула с тротуара, но ей преградила дорогу отчаянно гудящая высокая машина с красным крестом, и трамвай был уже совсем близко.
Лишь в самую последнюю минуту, когда трамвай был не больше чем метрах в трех, собачонка неторопливо отбежала в сторону.
Вагон прошел, и на улице стало тихо. Лена побежала за собачонкой. Однако собачонка не давалась в руки, а увертывалась и прыгала вокруг девочки. Наконец Лена устала.
- Ну хорошо же, - рассердилась она, пусть тебя задавит! Только тогда я уже не виновата!
Она еще раз позвала собачонку, но та юркнула в подворотню и больше не показывалась.
А время шло, и нужно было торопиться к ребятам. У подъезда никого не было. Не нашла Лена никого и в своей комнате. Куда же все скрылись? Неужели Мария Васильевна ушла с ребятами, а ее оставила? Лена готова была расплакаться.
- Девочка, как тебя зовут? - услышала она.
Пожилая женщина с вязаньем в руках сидела около двери. Она, вероятно, охраняла школу.
- Как тебя зовут? Поди-ка сюда.
Лена обрадовалась. Наверное, эта тетенька знает, куда ушли ребята.
- Меня зовут Лена.
Женщина нахмурилась.
- Где же ты пропадала? - спросила она. - Тебя тут искали, искали, с ног сбились. Дети ушли куда-то с Надеждой Георгиевной, а ваша учительница тебя разыскивает. Разве можно уходить без спросу! А если трамвай? А если грузовик? Он, дорогая, не разбирается, с новой ты земли или со старой. Долго ли до греха!
- Что же мне теперь делать? - спросила Лена дрогнувшим голосом.
- А ничего не делать,- ответила женщина. - Сидеть ведено и ждать. Вот садись поди на крылечко и жди!
Ждать! Сидеть и ждать! Это в то время, когда все ребята играют в Саду пионеров, качаются на качелях, катаются на верблюдах!
Лена вышла из школы, села на ступеньку и заплакала.
Неизвестно, сколько времени пришлось бы ей сидеть и горевать, но тут к подъезду подошел мальчик.
Он остановился около Лены и участливо посмотрел на нее:
- Ты почему плачешь?
Лена подняла голову. Мальчик был в синей курточке. На груди у него поблескивала звездочка. Такие звездочки Лена видела на погонах у военных командиров.
"Что с ним разговаривать? - подумала Лена. - Все равно он ничем не поможет".
- Как тебя зовут? - опять спросил мальчик.
- Лена.
- А фамилия?
- Вылко.
Мальчик, видимо, удивился.
- Таких фамилий не бывает, - сказал он убежденно. И вдруг он догадался: - Ты, наверное, не русская?
- Я ненка. Мы сюда приехали с Новой Земли.
- С Новой Земли? На чем приехали?
- На пароходе.
Мальчик сразу проникся уважением к маленькой девочке. Он знал, что Новая Земля находится где-то далеко-далеко на Севере, в Арктике.
- А тебя как зовут? - спросила Лена.
- Андрей. А с кем ты приехала?
Лена рассказала обо всем, а когда сказала, что осталась одна, на глаза ее снова навернулись слезы.
- Не плачь, сказал Андрей. - Если они ушли в Сад пионеров, то это совсем близко, и мы в момент их найдем.
- А мы не заблудимся? - с тревогой спросила Лена.
Ну вот еще! - Андрей засмеялся. - Я знаю в Архангельске все улицы. Я даже в Соломбале бывал. А это далеко-о-о! За рекой, но мосту нужно идти.
- А машины нас не задавят?
- Не бойся, успокоил Андрей. Со мной ты не пропадешь!
Они перешли трамвайный путь и направились но улице Павлина Виноградова - по самой главной улице Архангельска.
- А у вас с Новой Земли Северный полюс видно? - спросил Андрей.
- Не знаю, я не видела, - простодушно созналась Лена.
- Нам в школе рассказывали про Новую Землю, - сказал Андрей. - И про Северный полюс и про жаркие страны. И про ненцев и про узбеков. Ты знаешь про узбеков?
- Знаю, нам тоже говорили. Только я забыла уже.
- Это дружба народов, - пояснил Андрей. - Мы все друзья. Люди всех народов. Значит, ты ничего не бойся, когда идешь со мной.
- Я не боюсь, - сказала Лена.
Идти но главной улице было интересно, особенно для Лены. Вее, что было на улице, Андрей видел по крайней мере сто раз, а может быть, и двести. Но сейчас он считал себя экскурсоводом и старался подражать тому инженеру, который показывал машины и станки, когда Андрей с учительницей и другими ребятами ездил на лесопильный завод.
Андрей был знатоком машин и пароходов, он мог точно отличить лейтенанта от майора, мог рассказать, в каком доме помещаются лесной трест, "Скорая помощь", милиция, почтамт или поликлиника. Словом, городские познания его были самыми разносторонними.
Однако Лена, хотя и жила всю жизнь в Арктике, тоже многое знала и видела.
На перекрестке улиц на столбе висел огромный радиорепродуктор.
- Это в Москве говорят, - начал было Андрей.
- Я знаю, - сказала Лена. - Мы на Новой Земле каждый день слушаем... Ты любишь слушать "Пионерскую зорьку"?
Оказалось, что на Новой Земле в домах горит электричество, Лена много раз видела кино.
Но было и много такого, о чем Лена не знала.
Какое удовольствие, например, было рассказать о танке! Огромный серый танк стоял у музея. Он остался в Архангельске с тех давних времен гражданской войны, когда на Севере хозяйничали англо-американские интервенты. Красная Армия прогнала интервентов и захватила у них этот танк.
Андрей и Лена долго простояли у окон музея. Там были видны скелеты каких-то странных животных, чучела птиц и зверей, множество моделей кораблей.
Потом Лене понравился большой дом, на котором было написано "Медицинский институт". Когда же она узнала, что в этом доме учатся на врачей, то никак не хотела уходить отсюда. Ведь Лена сама хотела стать врачом.
- Я тоже буду учиться в этом доме, - прошептала девочка, все еще оглядываясь, когда Андрей потянул ее за руку.
- А у вас есть шаманы? - спросил Андрей.
Он слышал, что ненцев лечили шаманы. Но Лена даже не знала, что такое шаман, и Андрею пришлось ей долго объяснять.
- Такой колдун с бубенчиками. Он пляшет и кричит, как дикий, и обманывает ненцев...
- Никаких шаманов у нас нету, - заявила Лена, - а есть в амбулатории врач Ольга Петровна. Ты бы знал, как у нее хорошо! Чисто, и все такое беленькое...
Проходя мимо Дома Советов, Лена удивилась: сколько у этого большого дома окон - не сосчитать! Потом они прошли Центральный почтамт, откуда, объяснил Андрей, отправляют письма в Москву, и в Ленинград, и на Новую Землю, и на Дальний Восток, и в Крым.
Когда они миновали еще квартал и были уже у Большого театра, Андрей вдруг спохватился. Ведь они давно прошли улицу, на которой находится Сад пионеров! Теперь нужно было возвращаться.
- Мы сядем в трамвай и быстро доедем, - решил Андрей.
Едва Андрей и Лена влезли в вагон, как он звякнул и тронулся, а кондуктор - тетя с большой кожаной сумкой и со свитками на груди - сказала:
- Граждане, получите билеты!
Вот так штука! Об этом Андрей не подумал. Секунды две он колебался. Дело в том, что мелочи у него не было, но в карманчике куртки лежали десять копеек, предназначенные совсем не для трамвая, а на мороженое. Конечно, можно было сказать кондуктору, что денег у них нет, и выйти на следующей остановке. Но тут Андрей взглянул на сияющее лицо Лены. Она первый раз ехала в трамвае. И тогда он без колебаний вытащил монету и подал кондуктору.
Сад пионеров, куда пришли Андрей и Лена, был небольшой, но уютный. У входа к Лене подбежала огромная собака. Девочка вскрикнула и метнулась в испуге в сторону. Конечно, с чужими собаками плохо иметь дело. Однако Андрей, не раздумывая, бросился между Леной и собакой. К счастью, поблизости оказался хозяин собаки, который прикрикнул на нее, и собака оставила ребят в покое.
- Не бойся, - сказал Андрей. - Со мной ничего не бойся.
Андрей и Лена вошли в Сад пионеров. А какой замечательный был этот сад! Красиво рассыпал фонтан сверкающие на солнце брызги. Разноцветные флажки колыхались от легкого ветерка. Птицы посвистывали в густых кронах деревьев.
Нигде и никогда Лена не видела столько ребят.
Андрей и Лена осмотрели в саду все щиты с изображением животных, покачались на качелях и даже покатались на верблюде.
Можно было бы еще поиграть в мяч, покататься на трехколесных велосипедах, послушать у радиоусилителей музыку. Но ведь Андрей и Лена пришли сюда разыскивать Лениных товарищей, а их здесь не оказалось. Лена приуныла.
Андрей уверенно сказал:
- Не беспокойся! Мы их найдем, вот увидишь.
- Давай, Андрюша, сходим в школу, где мы живем. Может быть, ребята уже вернулись. А потом мы еще придем сюда. Здесь хорошо!
- Пойдем, согласился Андрей. - И мы обязательно вернемся, потому что сегодня здесь будет пионерский костер. Мне ребята говорили.
Сколько времени прошло, как они ушли, этого не могли сказать ни Андрей, ни Лена. А времени прошло много, по крайней мере часа три.
Они вернулись к школе. Однако у подъезда никого не было, кроме того мальчишки с самокатом, которого Лена видела утром.
Мальчик сидел на ступеньках крыльца и сердито кряхтел, возясь с самокатом. Соскочившее колесо никак не насаживалось на ось.
- Давай я тебе помогу, - предложил Андрей.
Но мальчик лишь усмехнулся:
- Не мешай! Тут механиком надо быть.
- А ты механик, что ли?
- Конечно, механик. Я еще изобретателем буду.
Нисколько не удивившись такому ответу, ребята оставили "механика" в покое.
Кто-то сзади положил Лене на плечо руку.
- Где ты пропадала, Лена? - Это была Мария Васильевна, воспитательница. - Мы все из-за тебя переволновались. Звонили в милицию. Где ты была?
- Мария Васильевна... - только и могла произнести Лена.
- Не сердитесь на нее, - выступил вперед Андрей. - Она была со мной.
Но Мария Васильевна и не могла сердиться. Она видела, что Лена сама переживает свою вину.
- Ну хорошо, потом расскажешь. А сейчас иди обедать. Ты и так наказала себя. Все ребята побывали в цирке.
- Да, в цирке интересно, - вздохнул Андрей. - Но ничего, мы еще сходим в цирк вместе с Леной.
Значит, у тебя уже здесь товарищи нашлись! - сказала Мария Васильевна.
Лена смутилась.
- Мария Васильевна, - сказал Андрей, - сегодня в Саду пионеров костер. Пойдемте с нами! Будет очень интересно.
Мария Васильевна сказала, что нужно об этом подумать.
Когда они все вошли в комнату, среди ребят поднялся невообразимый шум, словно они не видели Лену целый год. Одни расспрашивали Лену, где она была, другие рассказывали про цирк, третьи просто тормошили ее, радуясь, что Лена наконец нашлась.
Вечером все вместе - и Лена, и Андрей, и все остальные ребята - пошли в Сад пионеров. Оказалось, что Мария Васильевна знала о костре, но умолчала. Оказалось также, что ребятам, приехавшим в Архангельск с Новой Земли, было прислано специальное приглашение прийти на костер.
Да иначе и не могло быть. Ведь костер-то в этот день и зажигался в честь маленьких новоземельцев. Этот костер посвящался дружбе русских и ненецких ребят.
Вечер был теплый, тихий и, как всегда это бывает летом на Севере, очень светлый. Хотя собралось много-много ребят, в саду стояла полная тишина.
Костер уже зажгли. Длинноязыкое яркое пламя вытянулось высоко-высоко, почти до верхушек деревьев, а еще выше поднимался легкий прозрачный дым. И все в саду было наполнено такой торжественностью, что Лена стояла среди ребят как зачарованная.
Вначале выступала Мария Васильевна. Она рассказала о Новой Земле, о школе-интернате, о том, как живут на далеком острове дети промышленников и зимовщиков.
Потом стал говорить старый учитель, который бывал на Новой Земле и в тундре, когда еще не свершилась Октябрьская революция. Тогда на Дальнем Севере не было никаких школ и все ненцы были неграмотными. Ненецкие зверобои не любили и боялись русских, потому что приезжавшие с Большой земли торговцы обманывали и обворовывали их. Но особенно плохо тогда жилось ненецким ребятам, которые не знали ни книг, ни игрушек и жили в грязи и в нищете.
Но те времена прошли и больше никогда не вернутся.
- Теперь в Заполярье другая, новая жизнь, - сказал старый учитель. - Там построены школы, больницы, магазины. Туда приехали другие русские - не торговцы, а строители, врачи, геологи.
Лена слушала старого учителя и думала о том, что хотя она находится очень далеко от дома, но ей хорошо здесь, ее окружают славные, добрые люди, желающие ей настоящего счастья. Она знала, что если она поедет еще дальше - в Москву, и еще дальше - по всей Советской стране, у нее, у маленькой ненки, будут такие же друзья, каких она встретила здесь.
Вдруг она услышала свое имя. Она услышала, как ребята захлопали. Это ее, Лену Вылко, русские школьники просили выступить у костра.
В другое время Лена, может быть, не осмелилась бы выступать. Но сейчас ее словно кто-то поднял с места.
Ребята еще долго хлопали, а когда все утихло, Лена начала говорить. И она сама удивилась, как все просто и хорошо получилось. Она рассказала о том, как сегодня отстала от своих и как ее встретил русский мальчик Андрюша, как он помогал ей во всем и как они подружились.
Лена рассказывала, и ребята дружно хлопали ей.
А в середине тесного круга ребят, чуть покачивая длинноязыким ярким пламенем, горел пионерский костер - костер большой дружбы.
Евгений Степанович Коковин. Гостья из Заполярья


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация